Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

лиса

XXIII конгресс византинистов

Дорогие друзья!
Если вдруг кто-то в суете дней позабыл, напоминаю, что 22-27 августа 2016 г. в Белграде пройдет XXIII конгресс византинистов.

Все подробности, в том числе программу грядущих заседаний, можно посмотреть на сайте http://byz2016.rs

Васильев А.А. Византия и арабы.

Из серии "собери весь комплект".

Васильев А.А. Византия и арабы. Политические отношения Византии и арабов за время Аморийской династии. link
Васильев А.А. Византия и арабы. Политические отношения Византии и арабов за время Македонской династии. link
Рецензия Х.М. Лопарева на первый том. link

Vasiliev A.A. Byzance et les Arabes. Tome I: La Dynastie d'Amorium (820–867). link
Honigmann E. Die Ostgrenze Des Byzantinischen Reiches (=Vasiliev A.A. Byzance et les Arabes. Tome III). link

А теперь вопрос: нет ли у кого второго тома?

Vasiliev A.A. Byzance et les Arabes. Tome II. La Dynastie Macédonienne (867–959).
Eva
  • comnen

Эдвард Люттвак. Стратегия Византийской Империи

Эдвард Люттвак. Стратегия Византийской Империи. Москва. Университет Дмитрия Пожарского. 2010, 664 стр.

Книга написана с позиций обобщения, некой попытки целостного анализа классической Византии; читается необычайно легко.

Основная мысль автора - государство имеет некую идею, стержень, определяющий его выживание в бушующем мире. То, что для человека назвали бы ментальностью, в отношении стран Люттвак говорит о стратегии. Византия - по мысли автора - фантастически успешное государство, 1000 лет жизни, способность возрождаться из самых безвыходных тупиков, гибкость, доведенная до автоматизма, когда вся вертикаль власти функционирует в едином ритме, когда идея ромейской державы целостна и закончена.

Византия по своему рождению была слишком слаба и неудачно расположена для продолжения чисто римской политики - политики тотального уничтожения врага, абсолютного господства. Византия могла лишь выживать, успешно стравливая соседей, никогда не доводя дело до последней, решительной битвы. Вчерашние враги - завтрашние союзники. Не пренебрежение к соседям, а их изучение (разумеется, с высокомерных позиций цивилизованной Ойкумены), вовлечение, искусство дипломатии, военная сила как последний довод, истощение врага: Византия создавала из минимума военной силы максимум мощи.

Как так получилось? Спасибо гуннам Атиллы, поставившим страну на колени; или, более широко, всем кочевым народам, научившим ромеев, что на смену одним захватчикам придут другие, что поставить точку в борьбе/войне нельзя. Как примеры Ираклий и Михаил Палеолог, Феодосий, Комнины (как наиболее яркое проявление византийской стратегии) и многие другие.

Автор проходится по византийской истории, разбирая на примерах стратегию империи. Из недостатков отмечу тот, что он практически останавливается на поздних Комнинах; а ведь Палеологи - это еще более изощренная политика, это стратегия в абсолюте, когда военных сил у Империи не ыло вообще, а она выживала, не сдавалась!

Из интересных моментов запомнились следующие:
1. Византия переняла у кочевников лук с обратным изгибом, чем обеспечила себе стратегическое превосходство на поле боя (перед западом) и частичное равенство (с востоком).

2. Юстиниана часто упрекают в том, что он поставил невыполнимые цели и потому страна надорвалась; восстановление Римской империи обернулось кризисом. Автор склонен думать, что цели были реальные; подвела чума. В 544 она пришла в Империю и самая населенная страна того времени понесла самые большие потери, разрушение ткани цивилизации. Опираясь на успехи до чумы (+ общий ход развития, последовательность Юстиниана в строительстве, в законотворчестве), Люттвак считает, что всё было возможно, но...
Его выводы подкрепляются выводами других ученых. Судя по всему, смертность достигала 70-80%, новый штамм не имел препятствий.

3. Вообще отход страны от своей "роли"/ментальности оборачивается поражениями: Манцикерт, Мириокефал - примеры такого развития событий.
Eva
  • comnen

Сенат и сенаторская аристократия Константинополя

Сенат и сенаторская аристократия Константинополя IV-первая половина VII века. А.A. Чекалова М.Наука 2010 341 страница

Изданная скромным тиражом, с ошибками и опечатками, хоть и на хорошей бумаге, книга Чекаловой рассказывает о формировании византийского сената, сената Нового Рима.

Вот появилась Византия, у нее есть император, есть православная церковь, вокруг которой строится новая столица, но ведь есть и высший слой, та аристократия, которая помогает царю. Самое простое описание: император вместе со столицей перенес на Восток (переселил) и часть римского сената, которая, слившись с местными богачами и армейской верхушкой, дала начало византийскому сенату (синклиту). Это прямолинейное объяснение, как показывает Чекалова, неправильно: имеется масса тонких моментов и особенностей формирования и функционирования сенаторской аристократии в ранней Византии.

Collapse )
аз есмь

Поппэ А. Политический фон крещения Руси. (русско-византийские отношения в 986-989 годах)

из книги Как была крещена Русь. Политиздат 1990
http://narod.ru/disk/11351956000/poppe_kreschenie.pdf.html
Поппэ как "ниспровергатель" устоявшегося мнения. впрочем, это было давно...
Eva
  • comnen

В.Е. Вальденберг "Государственное устройство Византии"

В.Е. Вальденберг "Государственное устройство Византии. до конца VII в." Изд-во СПбГУ, 2008, 224 с.

Маленькая книжечка, составленная по материалам архива Санкт-Петербургского университета. Работа малоизвестного юриста Вальденберга, написанная им в 20-ые годы.

Автор рассматривает вопросы государственного устройства ранней Византии, которую правильнее бы назвать Восточной Римской Империей, обращаясь не к тому, что было de facto, а к тому - что de jure, что считалось нормой. Как правовед он подходит именно к идее власти, ее организации, разбирая такие вопросы, как престолонаследие, роль церкви и сената.

Отмечу лишь один аспект. Вальденберг доказывает, что ранняя Византия была демократической монархией. Император получал власть как результат выбора/одобрения со стороны армии, сената и народа, и в итоге его власть проистекает не сама по себе из ниоткуда, но делегирована народом. Он - продолжение идеи величия римского народа